,

Безопасность детских пространств

Актуальность вопроса

Этот пост возник как продолжение наших бесед с родителями, приобретающими физкультурный комплекс (ФК) для своего ребенка, с руководителями образовательных учреждений, консультирующимися с нами по вопросам организации и оборудования спортивных залов и игровых площадок, с педагогами и воспитателями, заинтересованными в развитии ребенка средствами движения.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d0%be%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c-03

Мы с коллегами из Школы диалога с препятствием занимаемся разработкой физкультурных комплексов для семьи, детских садов, школ и игровых площадок. При разработке мы опираемся на опыт и знания, полученные нами в практической работе с детьми и родителями.

Эти знания мы используем и при проектировании детских двигательно-игровых пространств совместно с коллегами из PLAYPLY.

Что бы мы ни делали: читали лекцию, проводили обучающий семинар, обсуждали проект физкультурного комплекса с заказчиком, – всех в первую очередь волнует вопрос безопасности ребенка в создаваемом нами двигательно-игровом пространстве. И это действительно важная тема.

Везде, где игры сопряжены с двигательной активностью, вопрос безопасности приобретает первостепенное значение. Для нас совершенно очевидно, что безопасность не равна отсутствию опасности.

В первую очередь безопасность – это характеристика внутренняя, а не пространственная.

Безопасность пространства – вещь простая и предельно ясная. Во первых, пространство должно быть соразмерным ребенку, учитывать антропометрические данные детей. Понятно, что толщина перекладины, ширина шага на лесенке, высота конструкции различны для детей двух с половиной и семи лет. Во вторых, создавая физкультурные комплексы или двигательно-игровые пространства для детских комнат, мы стремимся исключить возможность случайного падения, например, слишком широкое окошко на полочке, в которое ребенок может случайно выпасть, заигравшись или повернувшись спиной. Здесь ключевое слово – «случайно». Если ребенок целенаправленно пытается выпрыгнуть со второго яруса детской кровати, должен включаться взрослый, никакая защита тут не поможет.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d0%be%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c-02

Именно внимание взрослого к ребенку, к тому, что он делает в данный момент, является залогом безопасности ребенка.

 

Три точки контроля

У нас есть три точки контроля при занятии или свободной игре детей на физкультурном комплексе, внимание к которым позволяет нам своевременно включаться в процесс, тем самым делая его безопасным:

1. Состояние

То, в каком состоянии находится ребенок – и не важно, где он, на детской площадке или на физкультурном комплексе, – напрямую влияет на его безопасность.

В состоянии возбуждения, ребенку трудно концентрировать внимание на том, что он делает, рассчитывать силы и планировать последовательность действий. Движения его будут порывисты, внимание будет рассеянным, его желания и намерения будут переключаться с одного на другое безо всякой последовательности, он будет биться головой обо все углы, промахиваться мимо перекладин и досок, не замечать находящихся рядом детей, пытаться пролезть сквозь них, рискуя свалить всех и упасть самому.

В состоянии испуга ребенок впадает в ступор, столкнувшись с препятствием, и чаще всего не только не может найти выход из создавшегося положения, но даже просто двигаться.

В подобных ситуациях должен включаться взрослый. Задача взрослого помочь детям успокоиться, прийти в себя, сконцентрироваться на том, что они делают непосредственно здесь и сейчас. Ведь осознанность ребенком себя в конкретной обстановке, осознанность каждого из своих действий – это один из существеннейших элементов безопасности. Если ребенок понимает, что сидит на полочке под потолком, он не прыгнет вниз.

Огромное значение имеет состояние взрослого. Чрезвычайно тревожный, неуверенный в ребенке взрослый будет передавать ребенку свою тревогу и неуверенность. Нужно помнить, что ребенок считывает наше состояние и оно может как помогать ребенку, так и, наоборот, мешать ему действовать.

2. Отношения

Следующий момент, на который мы обращаем внимание, это отношения детей друг с другом и с присутствующими взрослыми. Детские взаимоотношения не могут не отражаться на общей безопасности. Очевидно, что конфронтация между детьми разрушает как процесс занятия, так и любой игровой процесс и может привести к травмам, поскольку спорящие, создающие друг другу помехи, толкающие друг друга дети забываются и теряют контроль над собой и ситуацией. Дети, поглощенные выяснением отношений, теряют собранность и перестают замечать, где они находятся, что делают и что с ними происходит. Утрата осознанности действий закономерно сказывается на снижении безопасности.

То же можно сказать про соревновательность. Если дети соревнуются друг с другом, пытаются всегда быть первыми, всех обгонять, акцент их внимания будет смещаться с процесса («что я делаю и каким способом?») на результат («как быстро я это делаю?»). Например, нужно залезть по лесенке до потолка и спуститься вниз. Если ребенок сконцентрирован на том, что он делает («забираюсь по лесенке»), и на том, как делает («переставляю последовательно руки-ноги»), скорее всего, он благополучно поднимется и спустится вниз. Если же для него главное – это сделать все первым, он будет торопиться, перепрыгивать через перекладины и тем самым увеличивать шанс сорваться, особенно при спуске вниз. Соревнующиеся дети создают опасность не только для себя, но и для окружающих детей.

С другой стороны, не менее важны отношения между ребенком и взрослым, причем не только во время занятий на ФК, но и дома или детской площадке. Здесь большое значение имеет позиция взрослого. Когда взрослый с доверием относится к ребенку, всерьез принимает его начинания, готов помогать ребенку с реализацией его замыслов, этим создается благоприятный климат занятий. Если же взрослый полностью присваивает себе контролирующие функции, не давая ребенку испробовать свои силы под предлогом «это опасно, у тебя не получится», у ребенка может возникнуть протест, желание пересечь черту и все-таки сделать наперекор. Не позволяя ребенку приближаться к опасному, мы тем самым не даем ему получать собственный опыт, из лучших побуждений мешая ему выстраивать с миром собственные отношения. Получается, что мы не доверяем ребенку. Такой стиль общения больше подходит для сохранения, но не для развития. Пространство, где возможно открытие, – это пространство риска, осознанного риска, когда ребенок понимает опасность, но тем не менее пробует осуществить намеченное, а в случае первоначальной неудачи не отказывается от задачи, но прикладывает дополнительные усилия к ее выполнению. Взрослый в этой ситуации должен помочь ребенку найти оптимальный способ реализации задуманного.

Из потребностно-информационной концепции Симонова и Ершова мы знаем понятие вооруженности. Согласно этой теории, человек имеет потребность преодолевать препятствия, равно как и потребность в вооруженности. Вооруженность – это не что иное, как обладание различными средствами, потребными для взаимодействия с препятствиями. И роль взрослого состоит в том, чтобы вооружить ребенка теми средствами, при помощи которых он сможет взаимодействовать с препятствиями и осуществлять свои замыслы.

Внимательное отношение к ребенку и тому, чем он занят, доверие и уважение, своевременное подключение к его деятельности помогут заметить, когда ребенку необходима помощь взрослого, и понять, какой именно она должна быть.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d0%be%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c-01

 

3. Речь

Безопасность зависит и от такого фактора, как речь. Именно при помощи речи ребенок регулирует интенсивность направленных на него воздействий (тише – громче, выше – ниже, быстрее – медленнее, дальше – ближе и т. д.); это так называемая регуляторная функция речи. Если ребенок доверяет взрослому, если он знает, что способен речью изменить ситуацию, то, обратившись к взрослому, он может использовать речь как регулятор, просить о помощи, пояснить, что он делает в данный момент и что намерен делать дальше.

Речевое доверие не образуется на ровном месте, большое значение здесь имеет повседневное поведение взрослых, окружающих ребенка. Дети все время обращаются к нам, что-то просят, донимают вопросами. Со своей стороны мы нередко не дослушиваем ребенка до конца, поскольку считаем, что нам и так все понятно, мы перебиваем или не отвечаем ему, игнорируем его, не объясняем, почему мы ведем себя с ним именно так, а не иначе. Из-за этого ребенок утрачивает доверие к речи: «я говорю, и ничего не происходит, слово не имеет силы, надо действовать». И вот мы видим, например, как ребенок, вместо того чтобы разговаривать, ложится на пол в магазине. Если же мы проявляем терпение и даем ребенку сформулировать и высказать его мысль, задаем вопросы, чтобы что-то уточнить, отвечаем ему, аргументируем свои решения, предлагаем альтернативы, мы способствуем формированию у ребенка доверия к речи.

Можно быть уверенным, что ребенок, доверяющий речи, в первую очередь ею и воспользуется для разрешения возникающих у него затруднений, в том числе и в экстренных ситуациях. Например, ребенок, застряв под потолком на физкультурном комплексе , не впадет в ступор, не станет предпринимать безрассудные действия, которые ему не по силам, а обратится за помощью; если у него что-то не получается, он не откажется от участия в деле, не будет его обесценивать или обвинять в своей неудаче окружающих, а попросит содействия родителя, учителя или воспитателя. Залогом этого является наше уважение к ребенку и неподдельный интерес к его жизни.

Если мы переживаем за ребенка, то в ситуации, когда его силы подвергаются испытанию, не обязательно сразу же его останавливать, бросаться выполнять за него какие-то операции, договариваться за него с другими детьми и т. п. Доверяя ребенку и его речевым способностям, надо дать ему возможность самому обратиться к нам за помощью, чтобы мы могли выяснить, что с ним происходит, где он оказался, с кем разговаривал, что собирается делать дальше, нужна ли ему помощь и если нужна, то какая именно.

Речь – это еще и возможность остановиться, посмотреть на себя в данную минуту со стороны, оглядеться вокруг, найти себя в физическом (где я?), социальном (с кем я?) и психологическом (кто я?) пространстве. Например, если сейчас ребенок обезьяна, то для него естественно ловко прыгать, висеть на ветках и строить всем рожицы, а если он – мальчик пяти лет, то ему нужно быть аккуратнее, ведь он может и не допрыгнуть, да и строить рожицы не всегда бывает уместно.

Итак, мы выделили три аспекта влияющие на безопасность. Обязательно надо обращать внимание на то состояние, в котором пребывает ребенок, и что немаловажно сам взрослый, так как волнение, тревога, неуверенность взрослого может передаваться детям и мешать им. Также необходимо видеть, в каких отношениях находятся дети друг с другом и с окружающими их взрослыми. Да, наши отношения с детьми – это либо подспорье, либо помеха осуществлению их замыслов и преодолению ими возникающих трудностей. Имеет смысл доверять ребенку и его речи, ведь именно так можно сформировать у него доверие к речевой коммуникации как средству, при помощи которого регулируются отношения с миром и разрешаются встающие перед ребенком проблемы. Вкупе эти аспекты не только обусловливают безопасность, но и создают благоприятный климат для развития ребенка, когда долгом взрослого является вооружить ребенка инструментарием (знаниями, умениями, навыками, или, как принято сейчас говорить, компетенциями) для взаимодействия с препятствиями, помочь ему в реализации его замыслов, не выполняя за него его задачи, но давая ребенку справиться самому, а значит, и почувствовать уверенность в своих силах.


Копирование материалов разрешается исключительно с указанием активной ссылки на сайт playply.ru